СВЯЩЕНСТВО

 

Как Чаша Жертвенного Страдания Мессии неотделима от Искупления, так Искупление - от Воплощения, а само Таинство Евхаристии неотделимо от священства.
Священство (не говоря еще о Мелхицдеке - Мельхиседеке) есть определенное Торой Б-жественное установление для совершения действий, имеющих знаковое (сакраментальное) значение, напр., что человеку реально отпущен грех, за который принесена жертва. Итак, эти Знаки связаны с реальными последствиями.
Знаки таинств не символы, но свидетельствуют возможность реальной мистической перемены, связанной с действием, для совершения которого Б-гом специально делегируется не случайное лицо, а специальный исполнитель. К таковым относятся все мужчины племени Леви, однако совершать таинства жертвоприношения среди них могут только потомки Аhарона - коhэны. 
Таинство Евхаристии не может не означать возможность реальных последствий (даже отрицательных - ср. предупреждение
1 Кор=Qōrintijjīm ālep 11, 29) и изменений, подразумевающих дары Б-жии тому, кто своей жизнью всем сердцем реально соединяется с Распятым. Как осуществление совершенства таинств Синайского Завета Евхаристия требует и осуществления совершенного священства. Это осознавалось и в апостольские времена, поскольку само апостольство передалось через возложение рук. Даже и принимая положение, особенно развитое протестантами, что все уверовавшие в Й-шуа являются священниками, не забудем выделения коhэнов из всех прочих левитов. В христианской традиции коhэнам соответствуют епископы, которые и ординируют помощников, и возлагают руки для посвящения новых епископов. Этого порядка не изменила даже реформация Лютера - Цвингли - Кальвина, так что новоизобретения XIX в. едва ли можно воспринимать всерьез. Если каждый верующий в Й-шуа может быть левитом, то вряд ли каждый должен быть и коhэном.
Находясь на почве еврейской традиции, мессианские иудеи едва ли могут отвергнуть священство левитов и коhэнов - ведь и Закон не отверг священства Мельхицедека. Но в таком случае не пристало игнорировать и апостольское священство, переданное через рукоположение. 
Не исключено, что было бы идеально держаться тысячелетних традиций хотя бы тогда, когда доходит до (связанных с последствиями) таинств, из которых самым важным практически всеми считается Евхаристия. В будущем может стать насущно восстановление священства по чину Малькицедека через наложение рук мессианским генетическим коhэн на кандидатов в епископы возрождающейся апостольской Церкви св. Йаакова (Иакова). ,Ведь мессианские евреи это никак не традиционные прот естанты, исторически происходящие все из той же антииудейской константиновской церкви 325 г., как и римо-католики или православные (достаточно вспомнить, что именно основатель протестантизма Мартин Лютер пепрвым подтолкнул римский религиозно-политический антииудаизм на путь немецкого расистского антисемитизма). 

Хотя Причастие как единение с Распятым может быть и индивидуальным духовным, Знак, передаваемый на то Б-гом избранным священником может иметь исключительное значение для сплачивания общины.
Возражения, что Знак сам по себе не делает человека участником Голгофской Жертвы, не имеет смысла, поскольку с одной стороны Знак передается уже участвующему верой и жизнью, а с другой является Б-жественным и мистическим, а не человеческим и материальным. Получаемый вместе с ним дар соединяет все малые и бльшие приношения в Голгофской Жертве, так что вносящий меньше получает из Вселенского Жертвенного Банка Й-шуа дополнительно столько утверждающей благодати, сколько ему необходимо на пути Г-днем. 
Такое понимание несомненно католическое, но разве оно обязательно должно быть хуже любого протестантского, как правило, отличающегося бльшим рационализмом и минимальным мистицизмом?
Католик видит в Остии все Тело Иешу, т.е. всю Церковь от Святейшей Мирьям, апостолов и мучеников до сегодняшних живущих и даже конкретно до стоящего рядом и находящегося в состоянии благодати соседа, с которым вместе свидетельствуется общение святых в едином Теле Мессии.
Объединяя всех у еврейских корней, мессианский иудаизм совершенно необязательно обязан отвергать всякий положительный опыт, накопленный за 2000 лет нееврейскими верующими. Но есть границы. Огромная часть харизматиков уже практически привносит в мессианский иудаизм такие вещи, которые вообще немыслимы в еврейской традиции (скажем, говорение языками), причем будучи в большинстве, носители этих нововведений способны даже заглушить и саму еврейскую традицию. 
Хотя многие протестанты отказались от сакраментального священства, идущего с храмовых времен (где нет сакраментального жертвоприношения, там нет и священства - ср. ислам или традиционный синагогальный иудаизм), а такой отказ связан как с отвержением папства, так и с рационализацией веры, удаляющей из нее мистическое содержание, сама почти везде сохраняющаяся еще доникейская терминология (епископ, пресвитер) выдает свое римское происхождение. Поэтому в отношении к мессианскому иудаизму как католики с православными, так и оппонирующие им протестанты оказываются вместе по одну сторону (одного или другого Рима), а мессианские иудеи - по другую (еврейской традиции). Стоит подумать и о том, насколько оправдана привычная (особенно среди приходящих из протестантов) ориентация толкований на апостольские послания Павла, из которых только одно адресовано евреям, а все остальные - язычникам, т.е. совсем не еврейской традиции, являющейся основанием мессианского движения.

 

 

На главную