ШАББАТ

Молитесь, чтобы не случилось бегство ваше зимою или в субботу! 
(Мф 24, 20).

Заповедь Исх=ŠeMŌT 20, 8 требует: „Помни день Шаббата, чтобы святить его“. Переводы „субботний“ приспособлены к названию дня недели. В русском языке слово суббота происходит через старославянский из диалектного позднегреческого sámbaton с назальным звуком позднего происхождения перед b. Удвоение бб возникло в русском языке по аналогии с языками Западной Европы. Из подобного источника samba происходит и немецк. Samstag < samba3-tag. Наряду с этим в славянском имеется и название, восходящее к древнегреческому sábbata, sábbaton без назализации, ср. польск. sobota
Источником древнегреческой формы является арамейская šabb
e с конечным артиклем , что восходит к древнееврейскому слову šabbāt „покой“ (в греческом нет звука š ). Иными словами, Заповедь надо переводить „Помни день покоя, чтобы святить его“.
Слово šabbāt является производным от корня ŠBT, глагольные значения которого в Торе - „покоиться, успокоиться, прекращаться“ с различными производными. На более глубоком уровне сам корень производен от др.-евр. корня JŠB „садиться, оставаться“, родственного арабскому WTB, откуда в арабском аналогично возникает TBT, но с глагольным значением „стать неподвижным, неизменным“ (в арабском есть и sábata „отдыхал, соблюдал субботу“, sabt „суббота“, что скорее всего - культурно-исторические гебраизмы через контакты и христианство). В русском языке через польско-литовск. szabas от еврейско-ашкеназского произношения šabbāt как šábos через ассимиляцию s --> š возникло слово шабаш с последующими антисемитскими оттенками.

Заповедь покоя седьмого дня является одной из основополагающих заповеденй иудаизма и рассматривает Субботу („Королеву Субботу“) как главный из всех Самим Б-гом установленных праздников. Окончательный разрыв традиционного христианства с традиционным иудаизмом был связан именно с утратой христианами празднования субботнего покоя. Поскольку христианство является иудаизмом Нового Завета, возвращение традиционных христиан к иудейским истокам происходит через возвращение к празднованию покоя седьмого дня в субботу вместе со всеми евреями. Это нисколь не умаляет роль воскресенья как дня Евхаристии еще с апостольских времен.

После того как в 364 г. в Лаодикии было запрещено празднование Шаббата, на христианском Востоке суббота кое-где все еще оставалась праздничным днем. Свидетельства этому имеются в православной традиции. В Эфиопской церкви от самых апостольских времен соблюдается субботний покой и празднуется Евхаристия в воскресенье. От фанатичных противников воскресенья часто можно слышать, якобы „Константин“ - римский император Константин (272-306-337), впервые легализовавший христианство на уровень официально признанной религии, „декретом 321 г. перенёс субботу на воскресенье“, якобы с целью сохранить привычный языческий праздник в день солнца (тут знатоки этой истории единодушно указывают почему-то именно на английское слово Sunday, хотя и без них известно, что первый день недели у римлян был посвящен божеству солнца), т.е. якобы с целью „внедрить язычество в христианство“. 
Но во-первых, при чем тут „перенос“? Разве в Римской империи суббота была выходным днем? Разве вояка Константин вообще имел какое-то понятие о Шаббате? Или это его мать христианка так возненавидела Десять Заповедей, что приняла христианство? Кто из христиан научил ее, что субботу надо „перенести“ на воскресенье? В Риме и Александрии празднование субботы и без того уже со II в. заменялось христианами воскресеньем, чтобы преследователи не причисляли их к восставшим против Рима евреям. 
Во-вторых, Константин с 312 г. обращается от язычества к христианству - если надо „внедрять язычество в христианство“, то не проще ли не принимать христианство вообще? 
Во-третьих, Константин даже еще не был крещён, а потому не имел от авторитетов Церкви никаких полномочий „передвигать“ дни и христианские праздники. Но именно потому, что в первый день недели (римский день солнца) христиане собирались на хлебопреломление в воспоминание Голгофской Жертвы и Воскресения, Константин в угоду им воспользовался своим гражданским правом освобождать воинов или рабов в тот или иной день от работы: „В городах власти их, жители и ремесленники, закрыв мастерские, да отдыхают в славный день солнца. Жители же деревень, занятые сельским хозяйством, свободно и законно да работают, поскольку часто случается, что иной день не благоприятен для посева хлебов или посадки винограда, а потому подходящий момент да не будет упущен и предвидимое благословение неба утрачено“
(Codex, Justinianus, lib. 3, XII, (2)3)
Официальное установление отдыха в „славный день солнца“ как раз и стало первым шагом к позднейшему вытеснению этого языческого праздника христианским! 
Особенно интересно, что в православии и связанной с ним славянской традиции так или иначе сохранено еврейское название седьмого дня субботы (ср. даже в чисто первоначальной форме šabat-i в Грузии, šabat в Армении). В католичестве воскресенье объясняется как „восьмой день“, вневременнóе осуществление Шаббата (Катехизис Католической церкви 2175-2176) в первый день недели как Первый День Вос-Создания спасенного мира.
Более того, византийский и восточные календари часто отражают еврейский порядок дней недели (днем вперёд) без каких-либо признаков „дня "солнца“ (на его месте в Греции и других православных странах либо день Г-день, Kyríou, либо день Воскресения).
И наконец, обратим внимания хотя бы на архаичные названия дней недели в грузинском языке от квиры (воскресенья, дня Kyríou) до шаббата
oršabat-i
„(русский) понедельник“, т.е. два-шаббат, двух [дней] суббота - грузинский вторник
samšabat-i
„(русский) вторник“ = три-шаббат, трёх суббота, 
otxšabat-i
„среда“ (значение среда указывает, что некогда этот день был четвертым!) = четырёх суббота - грузинский четверг
xutšabat-i
„(русский) четверг“ = пяти суббота - грузинская пятница!  
(латинской буквой х здесь передается русский звук х)
Аналогично, но порядковыми числительными (согласованием по женскому роду слова „день“) в современном греческом дни от русского понедельника по русский четверг (русская пятница, как и в грузинском, у греков названа Параскевой) обозначаются подобно ивриту: 
Deutéra вторая „понедельник“, 
Tríti третья „вторник“, 
Tetárti четвёртая „среда“, 
Pémpti пятая „четверг“.
Несомненно, что такие православные обозначения дней недели восходят к древнегреческой традициии, которая отражает иудейскую традицию. 
Это соотвестствует рассказу о посещении женами мироносицами гробницы Й-шуа‘ в греческом тексте Луки (однако с употреблением количественного числительного): tēi dè miai tōn sabbátōn, órthrou bathéōs, epì tò mnēma ēlthon, phérousai hà hētoímasan arōmata „в тот же единый суббот, рассветом ранним, к той гробнице пришли, неся приготовленные ароматы“. 
Разумеется, это был „(от) субботы один“, „грузинская“ (квира), т.е. после субботы первый день, который есть первый день еврейской недели, наше воскресенье („день солнца“, наверное заранее устроенный „Константином“ с коварной целью внедрить язычество в христианство!), а на иврите - be’exād baššabbāt „в един [день] в [„при“] субботе“. 
Г-да они не нашли, ибо именно в воскресенье, до их прихода, Он уже воскрес.
Очень жаль, что популярный среди многих мессианских евреев проповедник патриот адвентизма Джим Стэйли учит
, что „единый суббот“ в Деяниях 20, 7, когда собрались ученики, - это первая суббота начала отсчета 7 суббот, т.е. недель до праздника Шаву‘от, начиная с этого послеопресночного субботнего праздника плодов. Слово „шаббат“ Стэйли переводит, как ему удобнее, и „субботой“, и „неделей“ (последнее распространилось в иврите из контекста счета омера до праздника Шаву‘от). 
Если это счет омера, то в Деяниях 20, 6 сказано, что опресночные дни Павел провел в Филиппах, значит одна суббота туда входила. После этого сказано, что за пять дней (т.е. разумеется, до следующей субботы, в которую путешествовать запрещено) прибыли в Троаду, где провели семь дней. Значит всего уже две субботы! Откуда же тогда у Стэйли возникает первая суббота (неделя) отсчета? При этом то же самое выражение в цитированном месте Лук 24, 1 у него, естественно, воскресенье, т.к. все знают, что это был день Воскресения, поэтому и для Стэйли тут первый день первой недели после опресноков. 
Далее подобный произвол прилагается и к выражению katà mían sabbá
tou „каждый единый субботы (каждый из вас пусть отлагает у себя и сберегает, сколько позволит ему состояние)“, 1 Кор 16, 2, где якобы имеется в виду „в одну из суббот“, а не в первый день недели (не в воскресенье), т.е. во всех указанных случаях  якобы отсутствует слово „день“, поскольку речь идет либо о субботе, либо о неделе (см. [перед нажатием ENTER затемните ссылку и нажмите Open in a new window]: http://www.youtube.com/watch?v=L-Xgux-4Zk0 1:14:14 - 1:18:25): „греческие переводчики“, учит нас Стэйли, якобы не понимали еврейских праздников. Выходит, переводили не евреи и уже первые христиане не были евреи! 
На самом деле Стэйли тут же демонстрирует свою вероятную ошибку, во весь экран показывая якобы родительный падеж множественного числа
sabbátōn в 1 Кор 16, 2, тогда как в этом месте греческого оригинала не родительный множественного, а родительный единственного числа: sabbátou (ср. http://biblehub.com/interlinear/1_corinthians/16-2.htm). При этом „греки“ в Лук 24, 1 совсем не игнорировали слово „день“, как полагает Стэйли, - слово „день“ по гречески женского рода hēméra, на который указывает дательно-местный падеж именно в женском роде: tēi dè miai „в тот же единый [день] (суббот)“, т.е. „в воскресенье“.
Мало того, ж.р. ед. ч. miai, mían является количественным числительным „в одну (hēméra), в один (день)“, а никак не порядковым „первый, первая“, что по гречески совсем другое слово - м.р. ед. ч. prōtos, ж.р. ед. ч. prōtē.
Уже даже с точки зрения Стэйли очевидно, что название „единый субботы, суббот“ связано с первым днем, если понимать слово „суббота“ именно как неделю. В таком случае имеем соответствие с названиями дней недели в грузинском.
Наконец, с совершенной несомненностью Евхаристия в первый день недели, т.е. в воскресенье, упоминается в древнейшем христианском катехизисе рубежа I / II веков „Дидахе“, гл. 14: Katà kyriakēn dè Kyríou synachthéntes klásate árton kaì eucharistēsate „Каждое воскресенье (день Г-день) же Г-дне, собравшись вместе, преломляйте хлеб и благодарите“. Так что в Деяниях 20, 7 первый день недели упоминается не просто так, а именно как собрание в воспоминание Воскресения Й-шуа‘!

Замечания к лекции Джима Стэйли не относятся к оценке его взглядов. С межконфессиональной мессианской точки зрения одинаково непозволительно критиковать какую-либо из традиционных христианских деноминаций в пользу другой, будь то адвентизм или католицизм. Если Стэйли принимает для себя Искупление Г-да Й-шуа‘, то никто не вправе сомневаться в его личном спасении только лишь из-за тенденциозности изложения материала. Иное дело - вводящее всякого иудея в ужас демонстративное без всякого трепета употребление священного ИМЕНИ, которое в традиционном иудаизме только кохэн и только раз в год имеет право произнести во время молитв на Йом Киппур. Для Стэйли это ИМЯ словно тряпка для вытирания классной доски - когда подвернется ради удобства, тогда и ляпает. Подумал ли он, кто будет в ответе, если его лекции выйдут напечатанными на бумаге, которая в конце концов попадет в нечистое место? Если проповедник лишен страха Б-жия, можно ли ему доверять?

Спор под названием „Суббота или воскресенье“ происходит от тупости. Желание во что бы то ни стало доказать, что воскресенье - „языческий праздник солнца“, введенный „Константином“ в христианство, не имеет под собой никакой иной исходной почвы, кроме вражды к католицизму, отнюдь не во времена Константина утвердившему празднование воскресенья как дня покоя вместо субботы („Константин“ „перенес субботу на восересенье“, когда ни католицизма, ни доктрины примата Папы Римского вообще еще не существовало!) При этом доказывая вечность установления Шаббата, ненавистники воскресенья ломятся в открытую дверь, как правило забывая едва ли не основной для этого аргумент - слова Самого Й-шуа‘: „Молитесь, чтобы не случилось бегство ваше зимою или в субботу“ (Мф 24, 20). 
Вера в Нисхождение Б-га в мир и Воплощение Й-шуа‘ оправдывает понимание Быт=B
əRĒŠĪT 2, 2 + Ис=JəŠA‘JĀ 40, 28 как великое пророчество о Шаббате: субботнем покое Й-шуа‘ во Гробе „от всех дел Его“ между Смертью и Воскресеньем.
Очевидно, что Шаббат и Воскресенье просто разные праздники, а точнее - Воскресенье есть эсхатологическая полнота Шаббата. Для мессиан логично было бы праздновать Шаббат оба дня, воскресенье определить как день Евхаристии, а Авдалу совершать либо по окончании субботы в ночь на воскресенье, либо после дневной Евхаристии в воскресенье или же на закате воскресенья.

 

Назад